Михаил Тарабукин: «Обязанность артиста — быть разным» — Новости Мордовии и Саранска

Михаил Тарабукин: «Обязанность артиста — быть разным»

Актером он стал от безысходности и считает себя завидным женихом

Михаилу Тарабукину любые жанры по душе, хотя известным его сделал комедийный сериал «Кухня», от которого после «отпочковался» такой же веселый сериал «СеняФедя», где они вдвоем с Сергеем Лавыгиным продолжают свою кулинарную стезю. По сюжету два друга-повара решают открыть свое дело, купив уличный фудтрак (кухню-столовую на колесах) и вступив в гастрономическую войну за голодных пешеходов. Сейчас на телеканале СТС идет премьера уже третьего сезона этого полюбившегося зрителям сериала.

Не про еду, а про дружбу
— Михаил, на телеканале СТС выходит новый сезон сериала «СеняФедя». Чего ожидать поклонникам?
— Новых приключений, новых проблем. Это же два уникальных персонажа, которые сами себе придумывают проблемы, а потом из них выпутываются. Это схема всех их приключений.

— Что было для вас сложным на съемках?
— Сложность можно понять по названию сериала. Два актера, две большие роли — это практически как «Городок» или «Осторожно, модерн!». Хорошо, что в этом сезоне семейная линия Сени (его играет Сергей Лавыгин — прим. авт.) стала ярче и гуще — его сериальной жене Марине в исполнении Анны Бегуновой расширили роль. И это немного разгрузило меня. Нам очень весело и легко в общении, но работаем мы напряженно, это очень трудоемкий процесс.

— Дружите ли вы в жизни с Сергеем Лавыгиным?
— Да, мы дружим. Мы уже практически родственники, потому что вместе проводим времени больше, чем со своими женщинами, родителями и другими близкими.

— Кстати, съемки в таком количестве серий о кухне и готовке как-то отразились на ваших кулинарных умениях и навыках?
— Нет. Мы же не повара, а артисты, изображающие поваров. И потом, не забывайте, в этих сериях у нас не ресторан, а фудтрак, мы занимаемся фастфудом. Как там можно изловчиться и устроить какую-то необычную готовку — например, какие-нибудь оригинальные сосиски в тесте? У нас сейчас кулинарная тема ушла на второй план, чему я очень рад. Это сериал про двух друзей и их отношения, мне так удобнее намного, и я рад, что нам удалось участвовать в таком сольном проекте.

— Возвращения «Кухни» со всеми ее героями случайно не намечается?
— На СТС начали снимать продолжение «Кухни» — новый сериал «Кухня. Война за отель», но наших с Сережей персонажей там нет. И пока нам не поступало такого предложения, мы об этом не думаем.

— После съемок в «Кухне» не было проблем по актерской части: что вас режиссеры воспринимали только в связи с образом повара Феди и только как комедийного артиста?
— Это выбор каждого актера: оставаться ли ему в рамках одного проекта, одной роли — или выходить за эти рамки. Я стараюсь по максимуму сниматься в других жанрах, играть других персонажей, в том числе и отрицательных — подонков, антигероев. Моя личная зона ответственности — не погрязнуть в одном образе и не превратиться в человека, в которого тычут пальцам и кричат: «О, это Федя из «Кухни»!».

Реализовать себя
— На НТВ тоже сейчас выходит премьера фильма с вашим участием — «Тень за спиной». Что там за герой у вас?
— Вот там я как раз играю антигероя. Он очень плохой парень. Хотя и неоднозначный, со своей душевной болью. Я очень рад, что мне удалось там поработать, сыграть в картине моего друга Марка Горобца. Эфир этих двух сериалов — «СеняФедя» и «Тень за спиной» — идет практически друг за другом. И я считаю, что мне в этом повезло, я очень рад.

— Что вас в этом радует?
— Зрители, продюсеры и режиссеры смогут увидеть, что я могу играть разные образы, различных героев.

— Вы же сейчас еще и в сериале «Реализация-2» снимаетесь? Вообще сколько сейчас в работе у вас фильмов? Я немного сбилась со счета…
— В «Реализации» я играю тоже очень спорного персонажа: полковника, который метит в генералы. Еще в работе полнометражный фильм «Два силуэта на закате солнца». По сюжету действие происходит в 1975 году и в наши дни. Я играю молодого негодяя из 1975 года. Там у меня парик, бакенбарды, очки. Опять же, все для того, чтобы разнообразить свое амплуа — показать, что я умею быть разным. Это обязанность артиста — быть разным.

Мамино открытие
— Вы как-то сказали, что артистом стали от безысходности. Почему?
— Это не кокетство, а абсолютная правда. Я рос в небогатой семье, меня воспитывала мама (родители Михаила развелись, когда он был ребенком, — прим. авт.). У меня было неважное здоровье, из-за аллергии я был освобожден от физкультуры и труда, ни в какие кружки не ходил. Так что у меня в детстве не было каких-то раскрытых талантов. Однако маме удалось разглядеть мою артистичность, и я с первого раза поступил в Щукинское училище. Вот так я от безысходности и стал артистом. Но теперь я с гордостью могу сказать, что 20 лет занимаюсь одним и тем же, работаю по профессии, которая у меня в дипломе. В нашей стране это редкость, как понимаете. Так что все не зря.

— Какая роль для вас самая знаковая?
— Мне кажется, что моя самая знаковая роль еще впереди.

— Есть мечта сыграть какого-то определенного героя?
— У меня нет ответа на этот вопрос. Думаю, что должна быть какая-то история, где будет прослеживаться развитие личности героя — какие-то взлеты и падения, любовь и боль. И это может быть история про что и про кого угодно. Можно, условно, снимать и про Петра Первого — но не про то, как он строил город на болоте, а про его чувства, отношения, видение того, ради чего он жил… Вариантов может быть масса.

— Я читала, что вы еще увлекаетесь музыкой, даже поёте…
— Просто записал одну песню с украинской певицей, это было очень давно. Меня попросил об этом ее бывший директор, и мы на дружеских началах спели, пошалили. А теперь все говорят, что я еще и певец… Я не против — это трогательно и мило. Петь я люблю, но профессионально этим не занимаюсь — я в машине пою, когда еду. Считаю, что музыка — это прекрасно, это одно из моих самых любимых увлечений — наравне с кино и живописью.

— Вы задумывались о том, каким Михаил Тарабукин будет, например, через 20 лет?
— Я думаю, что будет такой же — только немного толще и седой.

— Что-нибудь, кроме этого, прибавится?
— Мне хотелось бы иметь какой-то пассивный доход — для того чтобы быть избирательным, чтобы выбирать режиссеров, роли… А то ведь чаще всего у нас артисты хватаются за все подряд… Но я придерживаюсь той точки зрения, что актер никогда ни в чем не виноват. Если он попал в плохой материал, в плохие руки — поклонники его будут осуждать, но надо понимать, что его вины в этом нет. Дело артиста — выложиться в любом материале по максимуму…

Завидный жених
— Родители ходят на ваши премьеры?
— Да. Родители долгое время были в разводе, но сейчас они снова общаются. Папа у меня уже много лет живет в Германии. И там родственники смотрят, и тут. Гордятся, радуются новым моим проектам. Я стараюсь оправдывать их надежды.

— Про вас можно сказать, что вы — завидный холостяк?
— Можно, конечно. Я и есть завидный холостяк!

— Может, объявим для вас кастинг невест?
— Можем попробовать.

— Какая женщина должна быть рядом с Михаилом Тарабукиным?
— С чувством юмора и терпимостью.

— Терпимость — из-за вашей профессии?
— Из-за моей нервной системы, скажем так. Я очень нервный человек, с кучей страхов, склонный к тревожности. И это очень тяжело выносить. И я чаще всего сбегаю из отношений из-за того, что не могу видеть, как человеку плохо из-за того, что плохо мне. Мне проще в такие моменты быть одному…

— Но должны же быть у вас какие-то плюсы?
— У меня очень много плюсов: заботливый, щедрый, ласковый, нежный. Обратите на это внимание!

«Вечерний Саранск»